Григорий Галаган: Украина становится равнозначным партнером странам-членам НАТО

Командующий Сил специальных операций Григорий Галаган – яркий пример нового поколения украинских командиров, которые приняли присягу уже во времена независимости Украины и имеют качественно иное мышление.

С 2002 по 2014 год Григорий Анатольевич служил в Центре специальных операций “Альфа” СБУ в Симферополе и был одним из 10% крымских офицеров СБУ, которые не изменили присяге с началом оккупации полуострова. Он прошел российско-украинскую войну, награжден орденами “За мужество” III степени и Богдана Хмельницкого III степени.

В августе 2020-го Григорий Галаган был назначен командующим Сил спецопераций. С тех пор прошло уже более года и генерал-майору Галагану, как и самим ССО есть чем похвастаться.

  • Почему Силы специальных операций стали примером для подражания? 
  • Как внедряются реформы и как ССО сотрудничает со странами НАТО?
  • Какова роль Сил спецопераций в организации национального сопротивления? Об этом и многом другом в эксклюзивном интервью Украинского центра безопасности и сотрудничества (УЦБС) с командующим Сил специальных операций Вооруженных сил Украины генерал-майором Григорием Галаганом.

Что вы делали, когда началась военная агрессия России против Украины?

— После первых ротаций в зону боевых действий на Востоке Украины мне предложили принять участие в формировании специального добровольного подразделения Службы безопасности Украины, одного из боевых управлений Центра специальных операций. И в дальнейшем я его и возглавлял. За четыре года антитеррористической операции, а затем Операции объединенных сил до 19-го года, я прошел должности уже и начальника управления, заместителя начальника центра и заместителя начальника центра специальных операций Службы безопасности Украины.

Как Вы вернулись в Силы специальных операций?

— В 15-м году при выполнении боевых задач был ранен. Но на реабилитацию много не дали потому, что война продолжалась и приходилось уже выполнять обязанности в дальнейшем заместителя начальника центра.

В 19-м году тогдашний Главнокомандующий предложил вернуться в Силы специальных операций, на что я согласился. И так я здесь оказался начальником штаба. Ну и год назад был назначен как раз Командующим Сил Специальных Операций.

Как ССО стали примером для подражания?

— Прежде всего мы изменили подход к отбору в нашем Учебном центре, то есть это называется Q-курс, или квалификационный курс, он также называется и у наших странах-партнерах. Участвовать в нем, конечно, могут те военнослужащие, которые действительно прошли определенную подготовку. Потому что требования к оператору Сил специальных операций они достаточно высоки и оператор может в дальнейшем попасть в различные ситуации, где нужно быстро принимать решения, быть квалифицированным и уметь оказать медицинскую помощь своему собрату. Лучший воин для нас это тот, кто способен быстро реагировать на быстрые изменения ситуаций.

—  Интересуются ли украинским опытом страны НАТО?

— Силы специальных операций – это самый молодой, но современный род сил. Он формировался именно в условиях войны. Конечно наши военнослужащие с 14-го года получали достаточно большой опыт принятия участия в боевых действиях и это ценится нашими партнерами. 

—  Как ССО сотрудничают с НАТО и какие совместные мероприятия проводятся?

— На определенном этапе в 14-й, 15-й, 16-й годах нам оказывали помощь даже на тактическом уровне и в том числе это была материально-техническая помощь. Мы без партнеров вообще не могли. Благодаря той преступной власти, которая была до 14-го года и тем, скажем так, развалом который был в Вооруженных силах, то конечно сейчас с определенным опытом, мы уже выходим на уровень партнеров.

Некоторые вещи у нас уже и лучше в связи с тем, что мы постоянно принимаем участие в боевых действиях. Далеко не все страны принимают участие в боевых действиях, поэтому я считаю, что мы уже переходим на уровень “равный-равному”. Украина становится равнозначным партнером.

Один из подразделений Сил специальных операций Вооруженных сил Украины уже находится на боевом дежурстве в составе сил быстрого реагирования НАТО. Это означает, что он полностью соответствует стандартам НАТО и предполагается, что он полностью синхронизирован. То есть это начиная от знаний личным составом всех процедур, используемых при организации планирования специальных операций, к совместимости, техники, вооружения и снаряжения.

И в дальнейшем каждое подразделение от каждого центра я планирую до 24-го 25-го годов, чтобы уже могли участвовать в дежурство в силах быстрого реагирования НАТО.

Совместные мероприятия у нас проводятся на постоянной основе. Если мы говорим о таких коллективных мероприятиях как обучение, то у нас были международные обучения SILVER SABER – 21, где одно из подразделений как раз и проходило оценку НАТО. Кроме того у нас прошли соревнования на лучшую группу специального назначения, где уже и судьи и частично партнеры принимали участие в организации и проведении этих соревнований. Планируется проведение соревнования среди снайперов, снайперских групп, где уже есть определенное количество заявленных участников стран-партнеров.

—  Внедрение каких реформ на примере ССО Вы можете назвать успешным?

— Это, во-первых, реформа сержантского состава. Ну если раньше там знаем, младшего сержанта можно было получить, когда я еще был молодым офицером, через какие-то личностные отношения с командиром, более того, человек не влиял на определенные процессы, которые были. Сейчас требования к сержантскому составу достаточно высоки, чтобы стать сержантом пожелания командира не хватит. То есть надо пройти определенный курс, подтвердить свою квалификацию на должность.

Кроме того, сейчас идет реформа денежного обеспечения сержантского состава, она как раз в планах. Уже полностью есть проект этой реформы. Я надеюсь, что с первого января она будет утверждена, чтобы действительно сержант оставался сержантом. Чтобы именно сержант стал тем лидером и наставником, и настоящим помощником и опорой для подчиненных – это основные аспекты. По Силам специальных операций важным является переход на j-структуру. Если мы берем сейчас подразделение Сил специальных операций, от отряда и к командованию, все штабы сейчас перешли на систему j-структуру.

На самом деле уже можно зайти в любой кабинет j-структуры и вы поймете, что процедуры планирования, процедуры организации отвечают уже процентов на 70-80 тем стандартам, которые предъявляют нам НАТОвские партнеры, и партнеры которые нам помогают в организации штабов. То есть я считаю, что именно ССО – это локомотив по превращению в НАТОвскую структуру.

У нас есть своя специфика, опять же я говорю, в плане того, что мы ведем непосредственные боевые действия. Но между тем, наша построение оно эффективно именно в этих условиях. Как показал мой опыт пребывания в других странах, мы на правильном пути.

—  Что Вы можете сказать тем западным аналитикам, которые говорят о провале военных реформ в Украине?

— Давайте ответим по-честному, нельзя все сделать с 14-го года, тем более в условиях ведения войны. Тем более я считаю, что до 14-го года были определенные попытки, но они подавлялись. Мы знаем почему, мы не будем это уже повторять. Потому что это было не интересно ни Российской Федерации, ни тем, кто тогда был у власти и проводил пророссийскую политику. Поэтому мы это отвергаем.

Начиная с 2014-го года мы можем говорить о каких-то реформах. А так как была активная фаза войны -14-15-й годы, этот постоянное информационное и гибридный влияние, конечно было трудно внедрять определенные аспекты. Вы же понимаете, какой это объем работы. Это доктринальная база, уставы, наставления, нормативно-правовые акты. И если мы сейчас берем Генеральный штаб, то фактически до конца этого года уже все доктринальные документы отработаны. Все начинается откуда – из институциональной базы, с законодательной базы. Лично я принял два закона, лично принял два закона. Думаю я рекордсменом в этом плане что касается ССО за год.

Я думаю, что реформы идут и они будут идти. И то поколение, которое уже сейчас доходит до руководящих должностей, ну например, у меня все командиры частей свободно знают английский язык. Это тоже был одним из критериев их назначения. Почему? Потому что, если командир части знает иностранный язык, то я думаю замы, подчиненные, будут пытаться учить иностранный язык. Сейчас мы даем все возможности военнослужащим Сил специальных операций изучать языки. Там и эстонские партнеры для нас организуют много курсов постоянно, литовцы и местный наш национальный университет обороны Украины проводит постоянно курсы. То есть было бы желание, а изучить можно. Ну это и вопросы сертификации НАТО, опять же мы туда возвращаемся. Обязательное условие – знание языка. Можно по-разному работать в штабе НАТО, но ты не будешь там работать, если не будешь понимать о чем говорят. Ты не сможешь принять ни эффективное решение, ни организовать правильно работу.

—  Какова роль ССО во внедрении национального сопротивления в Украине? Как в дальнейшем ССО приобщают к патриотическому воспитанию?

— Согласно Закону ССО является ключевым родом сил, отвечающий за подготовку и организацию движения сопротивления. Нам дается право на тех законных основаниях обеспечить социальную защиту людей, принимающих участие, а также и организовать сам порядок движения сопротивления и проведения определенных мероприятий. Тем более у нас почти 130 районов по новому районированию и отсутствие угрозы вторжения и последующей эскалации со стороны Российской Федерации никто не гарантирует. 

Мы должны быть готовы, в каждой области: и в тех, которые не является оккупированными и в тех, которые находятся под оккупацией. Вопросы организации сопротивления там, это важный момент и важный аспект нашей деятельности. И на Силы специальных операций эта функция возложена, а если она положена, то мы должны делать это в правовом поле. Все законодательно. Будут прописаны положения о движении сопротивления. Обычно это конфиденциальная информация и вдаваться в подробности по этому поводу я не имею права, но этот процесс поставлен мной на одно из ключевых мест. И формирование, и развитие, и защита людей, которые уже принимают участие. То есть для меня это приоритет.

ССО также принимает участие в национальном воспитании. Мы проводим определенные мероприятия. Проводим занятия с молодежью, проводим занятия по территориальной обороне. У нас все же опыт проведения практических занятий, я думаю, что самый высокий в Вооруженных силах Украины. У нас есть свои подходы. Кроме организации спортивных мероприятий у нас даже здесь на территории, на стадионе с детьми, кураторство над детскими учреждениями, где дети отдыхают летом. У нас в планах и дальше развитие. Мы сейчас уже говорим о каком-то лицее или колледже с наклоном на Силы специальных операций. Поэтому мы в этом направлении будем двигаться и проявлять свою активную позицию. Потому что действительно, рекрутинг и подбор к ССО требует наличия большого количества подготовленных людей. А из этого количества мы подбираем еще небольшое количество.

Каким Вы видите будущее ССО?

— Это мощные Вооруженные силы, которые являются членами НАТО и которые выполняют миссии по всему миру.

This site uses cookies to offer you a better browsing experience. By browsing this website, you agree to our use of cookies.