За весну-лето Россия увеличила свой военный контингент в Крыму

За весну-літо Росія збільшила свій військовий контингент у Криму

Сдерживая российскую военную агрессию восьмой год подряд, Украина фиксирует стягивание российских войск и оружия к нашим границам и на оккупированные ею территории Востока и Крым. Об этом в комментарии Украинскому центру безопасности и сотрудничества (УЦБС) заявил начальник военной разведки Украины Кирилл Буданов.

“С первых дней оккупации Кремль превращает Крымский полуостров на военную базу для контроля над Черным и Азовским морем, провокаций и угроз странам всего Причерноморья, в частности Украины и нашим натовским союзникам. Мы наблюдаем, как угроза не только Украине, но всей Европе, растет с каждым днем.  

В украинском языке есть фраза “ненаказанное зло растет”. Именно так почти 100 лет назад произошло с нацистской Германией, а сегодня мы наблюдаем тот же сценарий с Российской Федерацией. Однако захватничество и шантаж на мировом уровне не должны характеризовать наше время. Поэтому Украина запустила Крымскую платформу как первый шаг международного дипломатического давления. За ним последуют другие. 

Мы готовы к борьбе до полной деоккупации Крымского полуострова. Крым будет освобожден, а преступники – наказаны. Мы сделаем для этого все возможное и невозможное”,  заявил Буданов.

Также, по информации украинских спецслужб, Россия не вернула в места постоянной дислокации все подразделения, которые были задействованы в масштабных военных учениях в начале этого года, а наоборот только увеличила свой контингент в Крыму. 

В частности, это касается и 56-й десантно-штурмовой бригады (в / ч 74507, Камышин, Волгоградской области, РФ). Спецслужбы наблюдали ее размещения в Крыму уже в апреле, сразу после масштабных учений на мысе Опук. Министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил о плане переформатировать бригаду в 56-й десантно-штурмовой полк с пунктом постоянной дислокации в Феодосии в марте. Решение принято в рамках наращивания боевых возможностей. 

По последней информации от наших источников также стало известно, что при переформатировании 56 бригады в полк оккупанты предусмотрели создание трех батальонов, управления и подразделений обеспечения:

  1. Одного десантно-штурмового батальона (разведывательный), в боевом составе батальонный комплект БТР-82А (до 40 единиц) с пунктом постоянной дислокации в северо-восточной части Феодосии. По состоянию на апрель в этом военном городке размещался 171 отдельный десантно-штурмовой батальон (боевой состав: до 40 ед. БТР-82А, 6 единиц самоходных артилерийних орудий 2С9 “Нона”, около 15 ед. Бронеавтомобилей “Рысь”) из состава 7 десантной штурмовой дивизии воздушно-десантных войск Вооруженных сил РФ. Не исключается, что указанный батальон войдет в состав 56 ДШП; 
  2. Парашютно-десантный батальон, в боевом составе батальонный комплект БМД-2; 
  3. Десантно-штурмовой батальон, в боевом составе батальонный комплект БМП-2, пункт постоянной дислокации – восстановленый военный городок на северо-востоке от поселка Первомайское. По предварительным данным, рядом с поселком восстановлено арсенал вооружения (расформирован в 2021 году), который позволяет обеспечить хранение и пополнение боеприпасами указанных батальонов.

Управление нового полка будет размещаться в Феодосии, а само подразделение планируется разместить на базе 171 ОДШБ 7 десантно-штурмовой НДС ВС РФ. Специфика батальона – ведение боевых действий в горной местности, поэтому не исключено, что в будущем батальон будет передислоцирован на место бывшей 10 бригады полка специального назначения Вооруженных сил Украины, в районе северо-восточной части крымских гор.

При этом оккупанты побеспокоились, чтобы вывод батальона (БТР-82А) происходило без привлечения внимания местных жителей, поскольку автомобильная техника нового подразделения размещается в северных окрестностях Феодосии. Такое размещение также позволяет осуществить переброску батальона автомобильным путем к северной части Крыма или к аэродрому Кировское (около 40 км). 

Гусеничная техника (БМД-2, БПМ-2) нового полка размещается в Первомайском, что позволяет оперативно перебрасывать технику к железнодорожной станции “Владиславовка” или к аэродрому Кировское (около 15 км), а значит – быстро перебрасывать войска в район боевых действий.

Также по информации наших источников:

  • с 21 по 24 марта 2021 из Краснодарского края России в оккупированный Севастополь были перемещены личный состав и 7 ед. техники (МЗКТ-65273 – 1 ед., МЗКТ-7930 – 2 ед. (на базе шасси размещают комплексы вооружений типа “Искандер”, “Бастион”, “Бал”, КамАЗ-43101 – 3 ед., МБУ – 1 ед .) из состава 2 дивизиона Черноморского флота Вооруженных сил Российской Федерации. 
  • 11 июля 2021 с Екатеринбурга (РФ) в Симферополь, выдвинулся железнодорожный эшелон с неустановленным подразделением Росгвардии общей численностью до 2000 человек и военной техникой. Переброска указанных сил, вероятно, осуществлялось в рамках учений войск Росгвардии “Заслон-2021”, которые проводились с 12-30 июля и является подготовительным этапом к учениям “Запад-2021”. 

Всего, по состоянию на начало марта 2021, вблизи государственной границы Украины были развернуты две армии ВВС и противовоздушной обороны (ПВО) вооруженных сил РФ, а также Черноморского флота. Общая численность развернутой группы составляла 89000 человек (в марте), а с 20 апреля должна было увеличиться до 110 тыс. По словам руководителя украинской военной разведки Кирилла Буданова, Кремль проводил проверку готовности войск к оперативному применению в случае принятия соответствующего политического решения. 

Российские учения действительно были масштабными. 22 апреля российские оккупанты превратить мыс Опук в Крыму, который является заповедником, на военный полигон. По данным Минобороны РФ, в учениях было задействовано более 10 тыс. военнослужащих, 1,2 тыс. единиц вооружения и военной техники, более 40 боевых кораблей и 20 судов обеспечения, а также около 50 боевых вертолетов. Такое количество военнослужащих и техники обычно в Крыму не дислоцируются. 

Того же 22 апреля россияне внезапно заявили об отводе задействованных в учениях войск в места постоянной дислокации с 23 апреля по 1 мая (заявление министра РФ Шойгу: тут). 

23 апреля в крымских СМИ появилась информация о том, что “даже не успев зачехлить орудия, подразделения коллективно и срочно покидают места дислокации” и самостоятельно направляются в сторону Крымского моста. СМИ рассказывали, что иногда вся полоса дороги была цвета хаки из-за массового выезда техники с полуострова. 

Несмотря на это, активисты сообщали о продлении стрельб на мысе Опук 27 апреля, а очевидцы фиксировали движение колонны военной техники в направлении Севастополя, а не Керченского моста. В частности, они сообщали о аварийные ситуации на дорогах , вызванные военными под Севастополем. 

29 апреля, подводя итог учений-проверок, начальник Генштаба РФ Валерий Герасимов сообщил о том, что личный состав уже вернулся в места дислокации, а командующий ВДВ РФ заявил, что личный состав 7-й, 76-й и 98-й дивизий Воздушно десантных войск (ВДВ) России вернулись после учений из Крыма в Новороссийск, Псков и Иваново. Их техника и оружие будут перевезены на места до 12 мая.  

За несколько дней до этого, 26 апреля, разведывательное управление Минобороны США опубликовало отчет в котором отметило, что из-за проведения подобных учений РФ пытается усилить свое долговременное военное присутствие в Крыму. В частности, чтобы сдерживать морские и воздушные операции Запада. Таким образом Россия также заявляет о своей готовности содержать полуостров. 

В самой России очень часто любят повторять: “Кто владеет Севастополем, тот владеет Крымом, а кто владеет Крымом, тот владеет Черным морем». И в этом кроется одна из основных причин оккупации украинского полуострова. 

Крым – военная база

Несмотря на заявления российского руководства о возвращении военных, 6 мая генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг перед участием в заседании министров обороны стран-членов ЕС заявил, что в Альянсе зафиксировали лишь незначительное уменьшение количества российских войск:

“Мы видели незначительное уменьшение скопления российских подразделений, но десятки тысяч остаются. Мы также видим, что Россия оставила много оружия, заранее расположенного оборудования. Они также внедрили ограничения в Черном море, включая ограниченный мероприятие в Азовское море через Керченский пролив”.

Это подтверждают и спутниковые снимки военной техники из Крыма.

14 мая и.о. заместителя главы миссии США при ОБСЕ Элизабет Розенсток-Силлери сообщила, что несмотря на заявления об отводе войск, “Россия перебросила в Крым десантно-штурмовые подразделения, а также боевые танки Т-72Б3, 120-мм минометы, 122-мм гаубицы, бронированную технику и другое оборудование”. 

После учений в водах Крыма продолжали оставаться два больших десантных корабля Северного флота “Александр Отраковский” и “Кондопога” . По крайней публичной информации, эти корабли продолжали выполнять задачи в Черном море и в июле, в частности проводили мониторинг украинско-американских учений Sea Breeze – 2021 и участвовали в мижфлотських учениях. 

Российские оккупанты продолжали активно проводить различные обучения, а также демонстрацию военной техники на самом полуострове после 1 мая.

В частности, в поселке Ленино, что находится в 60 км от Опукского полигона, военные устроили осмотр техники российской армии “к 9 мая”. Там были выставлены танки и боевые машины пехоты, а также различные артиллерийские системы, включая самоходную установку большого калибра “Пион”, способную стрелять ядерными боеприпасами. 

Большое количество военной техники, около 170 единиц, была вовлечены и в масштабных торжествах до Дня победы, которые происходили в Симферополе, Севастополе и Керчи.  

В частности, бронеавтомобили “Рысь” и “Тайфун”, БТР-82А и БТР-80, зенитные ракетно-пушечные комплексы “Панцирь-С”, ракетные комплексы “Хризантема” и “Оса-АКМ”, а также российская зенитно-ракетная система большой и средней дальности С-400 “Триумф”, береговые ракетные комплексы “Бал” и “Бастион”, боевые машины реактивной системы залпового огня “Град-М”. Вероятно, какая-то часть из них участвовала в учениях. 

Более чем через месяц после окончания учений, 27 мая, на заседании Постоянного совета ОБСЕ в Вене представитель миссии США Кортни Остриен указала на то, что в Крыму и вдоль украинской границы Россия продолжает сосредотачивать значительную часть своих вооруженных сил, несмотря на заявления об их отводе после наращивания в марте и апреле. 

Но несмотря на эту усиленную милитаризацию полуострова, особенно в контексте весенних учений, их количество оказалась недостаточной для Кремля.

21 июня министр обороны России Сергей Шойгу приказал ввести в Крым 21 тысяч дополнительных российских военнослужащих под предлогом помощи жителям Крыма, пострадавших в результате стихийного бедствия. Кроме этого было также введено 1367 единиц автомобильной и специальной техники. 

6 июля очевидцы начали сообщать об очередных масштабных передвижения военной техники на полуострове. 

20.07.2021: движение колонны 152-мм дивизионных самоходных гаубиц:

Также, по информации украинских спецслужб, после оккупации Крыма военное руководство РФ приостановило строительство комплекса «НИТКА» (Научно-испытательный тренажер корабельной авиации), входящий в состав 859-го центра боевого применения и переподготовки личного состава (морской авиации ВМФ) в Краснодарском крае РФ. Зато, при подготовке летного состава палубной авиации предпочтение отдается комплексу, находящегося вблизи г. Саки в Крыму. Главное преимущество крымского комплекса заключается в том, что взлетная полоса построена на металлической конструкции в противовес бетонном в г. Ейск. Указанное выполнение имитированной взлетной полосы позволяет более реалистично готовить пилотов авианосных групп палубной авиации.

Оправдание милитаризации

Для того, чтобы массовое увеличение военного контингента не беспокоило жителей Крыма, Россия пытается оправдать их пребывания и постоянное усиление угрозами нападения со стороны НАТО или Украины, а СМИ пытаются создать российским военным максимально положительную репутацию. 

Так, с начала апреля в российских СМИ и социальных сетях нагнетался вопрос перемещения и передислокации войск НАТО с основным сообщением: Украина и НАТО готовятся к войне за Крым:

  • 3 апреля. Возможна агрессия Украины и НАТО по Крыму закончится плачевно для инициаторов конфликта. Об этом заявил депутат Госдумы от крымского региона Михаил Шеремет. 
  • На границе с Украиной будут дислоцированы силы НАТО в количестве 37 тыс. человек. “По словам украинских официальных лиц, по мере развития столкновений между Украиной и Россией, крымский полуостров станет первой целью НАТО при пересечении границы с Россией”, – сообщает издание “Soha”.
  • 13 апреля. “Идет перемещения войск”: Шойгу заявил о сосредоточение 40000 военнослужащих США и НАТО у границ РФ.
    14 апреля. Украина может начать боевые действия против Крыма, организовав при поддержке США провокации с гибелью своих военнослужащих, об этом заявил секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев.

Подобные сообщения распространялись и в соцсетях. После того, как ожидаемого “нападения” НАТО не произошло, Россия стала оправдывать наличие огромного контингента – их гуманитарной миссией в Крыму.

Так, Шойгу заявил, что именно российские военные остановили водную блокаду. Построенный ими временный водопровод протяженностью 32 км обеспечил бесперебойное снабжение водой для жителей Крыма. В то же время напоминаем, что любая вода, в первую очередь, идет на содержание самих военнослужащих, количество которых на полуострове постоянно растет.

Также оккупационная власть Крыма всячески пропагандирует положительную роль российских военных в преодолении последствий стихийного бедствия, которое произошло на острове в конце июня. Например, сообщение о том, что 40 военных мобильных отрядов Минобороны России укрепили временную дамбу в Ялте. К работе также были привлечены 20 единиц военной техники. 

Российские СМИ сообщали о проведении “субботников”, в частности в Ялте, на которых жители по всему полуострову вместе с военными расчищали улицы города. Также распространяли информацию о открытия мобильных пунктов Минобороны для выявления инфекционных заболеваний и проведение дезинфекции улиц для противодействия возбудителям острых кишечных заболеваний. 

В конце июня Минобороны РФ отчиталось, что военнослужащие расчистили 122 километров дорог, более 54 кубометров территорий социально значимых объектов (школы, детские сады, больницы), приусадебных хозяйств и фасадов зданий, восстановили более 51 километр разрушенных водоотводов и водостоков, вывезли более 3000 кубометров мусора, расчистили русла двух рек». Подтверждения этой информации из независимых источников нет. 

В то же время, все эти сообщения о вовлеченность военных являются точечными, и явно не могут оправдать введение на полуостров 21000 военнослужащих и более 1000 единиц военной техники. 

Например, в г. Керчь, который сильно пострадал из-за непогоды, жители жалуются на то, что с последствиями стихии вообще никто не боролся, и люди собирали мусор самостоятельно:

И самое главное – информации о том, что военные и техника покинули территорию полуострова после выполнения своих задач нет.

С начала оккупации полуострова Россия практически ежегодно увеличивает свой военный контингент в Крыму, превратив некогда курортное и цветущее место в милитаристическое крепость. Понятно, что именно это и была основная цель оккупации Крыма, ведь полуостров имеет очень выгодное геополитическое размещения, позволяет России иметь существенные преимущества и возможность влияния на страны причерноморского региона и “качать права” в самом Черном и Азовском море. Кроме того, Москва использует полуостров и как базу для обеспечения российского военного присутствия в Сирии.

Об истинных причинах оккупации понимают уже и сами жители полуострова, которые делятся своими мыслями в соцсетях и ностальгируют про Украинский Крым. 

Напомним, что для возвращения полуострова Украина инициировала международный площадку – Крымскую платформу, которая начнет свою работу в Киеве накануне тридцатой годовщины Независимости Украины. Цель платформы – обсуждение путей деоккупации Крыма.

Авторы: Соломия Хома, Оксана Кузан

This site uses cookies to offer you a better browsing experience. By browsing this website, you agree to our use of cookies.