Владимир Путин: президент России или мировой босс мафии?

Pete Shmigel для Kyivpost.com ( Перевод УЦБС)

В контексте нынешних шагов Владимира Путина против Украины, одна из самых больших ошибок, которую может совершить Запад — это смотреть на него сквозь призму легитимного государственного управления. Те, кто принимает решения на Западе, будут ошибаться, считая, что Путин как другие национальные лидеры являются рациональным игроком, который так же стремится к стратегическим и геополитическим преимуществам для своего государства.

Такая нормализация Путина грозит принятием неправильных решений по поводу его агрессии в сторону Украины, НАТО и либерально-демократического Запада. Это играет ему на руку. Альтернативный и более эффективный подход рассматривать Путина не с точки зрения политического анализа, а со стороны судебной психологии. Формулируя психологический портрет Путина, мы лучше поймем его «почему» и тем самым сможем противодействовать действиям, которые он может предпринять в будущем.

Одним из правдоподобных прототипов Путина есть босс мафии. В конце концов, структура принятия решений, а также процессы в Российской Федерации, такие как экономика, основанная на прикрытии мошенничества, очень похожи на мафиозные операции. У путинского государства и мафии общие принципы действия: авторитарное правление, скрытность и отсутствие надлежащих процессов, применение силы вместо верховенства права, коррупция, жестокие расправы с врагами, поиск новых территорий и протекция.

Чтобы действовать подобным образом и быть лидером такого общества, нужно особое мышление. Франческа Каландра и Антонио Джорджи, ученые, изучающие мафию, предположили, что это требует “развития психологической идентичности, позволяющей исключительное стремление к власти и повсеместному контролю над обществом”.

Адриано Шимменти, другой ученый по мафии, используя “Контрольный список психопатии Хейра”, провел детальный анализ 30 членов мафии, осужденных за убийства и другие насильственные преступления. Среди его выводов есть то, что мафиози обычно обладают: очень сильной способностью к угнетению своих мыслей и эмоций (защитный механизм в психологии); низшая чем у других очень жестоких преступников склонность к психопатиям; большую тенденцию к высокому уровню IQ, социальную адекватность и высокую вовлеченность в медиа- и политические события. Шимменти говорит о том, что мафиози не слепо садистические, а скорее видят жертв «как средство для психологической разрядки».

Эта характеристика резонирует по отношению к Путину и его режиму. В сознании Мафиози нет внутреннего конфликта между убийством врага и ролью любящего отца (придуманный в «Клан Сопрано» босс мафии Тони тренирует Малую бейсбольную лигу). Так же, по мнению Путина, кажется, не существует внутреннего конфликта между применением убийственной силы против соседнего государства или убийством политических или экономических конкурентов, с одной стороны, а также стремлением авторитета на мировой арене и сохранения хотя бы вида общественных структур, с другой стороны.

Возможно, это несоответствие объясняет, почему ежегодный итоговый пресс-брифинг Путина для многих «нормальных» наблюдателей является нервным зрелищем.

Ключевым справочником является Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-5), которое является общепризнанной основой для установления психологических диагнозов и диагностики антисоциального расстройства личности (ASPD), которое Клиника Мэйо определяет как повсеместное и устойчивое пренебрежение моралью, социальными нормами, а также и чувствами других. Многие из тех, кто имеет ASPD, могут не страдать от угрызений совести и обладать поверхностным обаянием.

Психиатры, психологи и исследователи в целом соглашаются, что APSD очень тяжело поддается лечению и, как правило, длится всю жизнь.

Согласно DSM, среди диагностических критериев ASPD есть:

  • несоответствие общественным нормам относительно правомерного поведения, о чем свидетельствуют неоднократные совершения действий, являющихся основанием для ареста;
  • обман, о чем свидетельствует неоднократная ложь, использование псевдонимов или обман других для получения личной выгоды или удовлетворения;
  • агрессивность, о чем свидетельствуют повторные физические потасовки или приступы;
  • отсутствие угрызений совести, о чем свидетельствует безразличие или рационализация причиненной боли, плохого поведения или кражи.

Путин отвечает этим пунктам через: а) модель односторонних и незаконных военных интервенций, повлекших за собой гибель тысяч невинных украинцев, россиян и других; б) огромные масштабы и утонченность в использовании обмана и лжи через его пропагандистскую машину и бесчисленные фальшивые истории гибридной войны; в) полное отсутствие признания каких-либо противоправных действий.

Возможный диагноз ASPD также дает нам понять, почему КГБ мог сначала видеть молодого Владимира Путина как подходящего новобранца и почему у него была успешная карьера в шпионском агентстве. Как отмечено в обнародованных руководствах по эксплуатации, краеугольным камнем доктрины КГБ было использование уязвимости отдельных лиц. Это также предоставляет средства и основу для легитимизации потенциального ASPD в Путине.

В этом кроется важное понимание Путина в современных условиях. Как выдуманный глава мафии с патологическим психологическим состоянием, стандартные установки Путина и его учения заключаются в том, чтобы использовать слабость, которую он видит в других.

Следовательно, предпосылкой для тех, кто ему противостоит или кому следует противостоять его целям, является демонстрация полной решимости и отсутствия слабости через формы признания или использования политики умиротворения. Дальнейшим вызовом и возможностью является признание того, что Путин не всемогущ, и использование собственной слабости Путина заключается в том, что он имеет много недостатков и действует на их основе. 

Фото: A. Дружанин /RIA Novosti, via Associated Press

This site uses cookies to offer you a better browsing experience. By browsing this website, you agree to our use of cookies.