Россия и Беларусь: шантаж ЕС и общие угрозы Украине

“Миграционный кризис” на восточных границах ЕС, продолжающийся уже несколько месяцев, значительно обострился в последние недели, что привело к введению чрезвычайного положения в приграничных с Беларусью районах Польши и Литвы. Вопрос введения режима ЧС рассматривается также и в Украине

Очередное обострение привело к гибели мигрантов, значительных столкновений на границе, и поставил вопрос возможного введения новых санкций против белорусского режима. 

На фоне обострения кризиса политическое руководство ЕС пошло на беспрецедентный шаг и вышло на прямые переговоры с нелегитимным президентом Александром Лукашенко. Это первый случай со времен выборов 2020, когда кто-то из политического руководства Западных стран вышел с ним на прямой контакт.

Факт таких переговоров был воспринят белорусской и российской пропагандой как очередная победа, доказательство влиятельности Лукашенко на происходящие в Европе процессы и полное признание белорусского диктатора со стороны ЕС.

При этом сама ситуация с мигрантами с самого начала активно разгонялась в информационном пространстве России и Беларуси как безоговорочное доказательство бесчеловечной природы западных демократий. 

В последние дни ситуация на границе стабилизируется, значительная часть мигрантов была перемещена из стихийных лагерей у границы в специальные центры содержания, организованные белорусскими властями. Произошло это фактически сразу после переговоров Лукашенко c и.о. канцлера Германии Ангелой Меркель, у которых дважды были телефонные разговоры. Этот факт создает небезосновательные подозрения, что одной из главных целей организаторов кризиса было желание добиться признания руководством ЕС белорусских властей и снятия санкций, наложенных на страну после событий 2020 года.

Хотя в официальных коммюнике нет информации о содержании переговоров, глава МИД Эстонии Эва-Мария Лийметс заявила, что Лукашенко выдвинул в ЕС два условия для прекращения миграционного кризиса: признание его законным лидером Беларуси и снятие санкций. 

Однако этот шантаж не подействовал, 29 ноября министр иностранных дел Эстонии сообщила, что пятый пакет санкции против Беларуси должны быть приняты 2 декабря.

Кроме того, значительное количество западных и украинских экспертов уверены, что “миграционный кризис”, а по сути гибридная агрессия на восточных границах ЕС, может быть лишь частью основного плана и выполнять роль отвлекающего маневра от планов России по отношению к Украине.

Учитывая факт достройки газопровода “Северный поток – 2”, откровенно диверсионные действия РФ на энергетическом рынке, саботирование работы украинской энергетической системы со стороны Беларуси, значительную активизацию антиукраинской пропаганды в РФ и активное наращивание военного присутствия Вооруженных сил РФ на украинской границе

Все больше международных авторитетных изданий и экспертов предупреждают, что риск вторжения России чрезвычайно высок, а российская армия готовится повторить грузинский сценарий 2008 года. Хотя такую ​​активность российской армии можно также объяснить шантажом Запада и вопросами сертификации и начала работы “Северного потока-2”, запуск которого однозначно усилит влияние Москвы на ЕС.

Интеграция с Россией 

4 ноября состоялась очередная онлайн встреча Высшего Государственного Совета Союзного Государства (ВДР СГ). На нем президент РФ Владимир Путин и самопровозглашенный президент Беларуси Александр Лукашенко утвердили 28 союзных программ интеграции.

В документах, согласованных в сентябре, очень часто можно встретить слово «гармонизация». Так, речь идет о гармонизации валютных систем двух стран, создании общего платежного пространства и новых принципах налогообложения. Также они касаются унификации законодательства, построения единого энергетического рынка, промышленной и сельскохозяйственной политики. Подробностей обо всех 28 союзных программах нет. Неизвестно, как они будут реализованы.

Несмотря на активизацию процесса строительства Союзного Государства, создается впечатление, что в его построении заинтересован исключительно Путин, а для нелегитимного Лукашенко вся эта история является лишь инструментом для продления его политической жизни (читайте также в материале Беларусь-Россия: Интеграция или имитация).

Об этом свидетельствует как отсутствие реальных шагов навстречу интеграции, так и некоторые шаги белорусского лидера, вызывающие неприятие в самой России.

К примеру, недавно Лукашенко заявил, что в случае введения санкций против его страны, он может остановить поставки газа в Европу

Такие заявления вызвали возмущение не только в ЕС, но и в России, поскольку и газ, и газопроводы, которыми поставляют горючее, принадлежат Газпрому, а не правительству Беларуси. Поэтому никакой легальной возможности прекратить поставки газа в ЕС у Лукашенко нет (впрочем, для белорусского режима вопрос законности никогда не был актуален). 

О неожиданности таких заявлений для правительства России можно судить по тому, что эту ситуацию пришлось комментировать публично Путину, который выразил надежду, что реальное прекращение поставок не произойдет. 

Поэтому на сегодня реальная политическая интеграция Беларуси и России выглядит невозможной, поскольку это абсолютно не интересно и даже опасно для Александра Лукашенко. 

Однако это не дает никаких гарантий, что российские войска не смогут использовать территорию Беларуси как плацдарм для агрессии против Украины. Ведь в вопросах размещения российских войск на территории Беларуси Лукашенко не проявляет никакого противодействия, скорее наоборот. Среди документов, утвержденных 4 ноября, была принята обновленная военная доктрина. 

Военная доктрина

Впервые военная доктрина была принята 20 лет назад, но в 2018-м документ был обновлен и одобрен главами правительств. Новый вариант учитывает “реалии геополитической и военно-стратегической ситуации в Европе и военные угрозы”. В частности, расширение и наращивание военного потенциала НАТО, технологии “цветных революций”, провоцирование внутренних конфликтов и другое. 

Госсекретарь Союзного государства Дмитрий Мезенцев отметил, что новый документ позволит повысить согласованность оборонной политики с учетом изменений региональной военно-политической ситуации и “беспрецедентного давления на Москву и Минск”.

Среди задач, которые ставятся, первоочередным является развитие единой региональной группировки войск, а также объединенных систем военного назначения.

Также был разработан план военного сотрудничества между Россией и Беларусью до 2024 года. В результате этих документов:

  • 8 ноября на 25 лет продлен срок действия соглашения по размещению российских военных объектов на территории Беларуси: 43-й узел связи ВМФ РФ “Вилейка” и радиолокационная станция /РЛС/ “Волга”;
DW
  • создаются учебно-боевые центры для совместной подготовки специалистов ВВС и ПВО;
  • 10 ноября два далеких российских бомбардировщика Ту-22м3 выполнили патрулирование в воздушном пространстве Беларуси, в ходе полета отрабатывая вопросы взаимодействия с наземными пунктами управления вооруженных сил России и Республики Беларусь;
  • 11 ноября два стратегических бомбардировщика Ту-160 ВКС РФ с ядерными боеголовками вылетели в учебный полет над полигоном Ружаны в 60 км к востоку от границы с Польшей, а белорусские истребители смоделировали их перехват. В Минобороны заявили, что такие полеты будут выполняться регулярно для укрепления альянса между странами;
  • 13 ноября Лукашенко заявил о необходимости размещения нескольких дивизионов “Искандеров” на западном и южном направлениях;
  • 2 декабря самопровозглашенный президент Беларуси заявил о проведении совместных российско-белорусских учений у украинской границы этой зимой.

Такую белорусско-российскую активность в Минске объясняют “гибридной войной” против Беларуси, которая “развернута практически по всем направлениям”.  

“Мы не знаем, что они нам подбросят. Мы разве могли предположить, что у нас возникнет какой-то миграционный кризис? Однако возник. И он подогревается постоянно”, — об этом 29 ноября на совещании по военной безопасности заявил Лукашенко. 

При этом власти республики обвиняют соседей, которые начали укреплять собственные границы с Беларусью. В частности, Польшу и страны Балтии – в “беспрецедентном” наращивании военного присутствия на границе, а Украину – в проведении спецоперации “Полесье”. Также Лукашенко намекнул, что в случае нового витка российско-украинской войны или обострения в ОРДЛО его режим будет поддерживать РФ:

“Они прекрасно понимают: если они снова развяжут войну на Донбассе или где-то на границе с Россией, Беларусь в стороне не останется. И ясно, на чьей стороне будет Беларусь. Они это понимают, поэтому начали усиливать свою северную, белорусско-украинскую границу. Хотя для этого никаких причин сегодня нет”.

Понятно, что в итоге события в Беларуси выгодны только Москве, которая может отнести это как собственную геополитическую победу. Заложниками ситуации стали миллионы белорусов, которых втягивают обратно в союз с Россией, при этом лишая права на собственный язык, мнение и национальную самоидентификацию, а также страны-соседи, особенно Украина.

В настоящее время отношения России и Беларуси напоминают надзирателя и медведя в железной клетке. Кремль хочет продемонстрировать международному сообществу свое влияние на “буйного медведя” — Лукашенко, которого в силах контролировать может только Путин. Для собственной же аудитории самопровозглашенного президента Беларуси используют для улучшения настроений россиян. Примером этого является последнее заявление Лукашенко кремлевскому агентству “Россия сегодня”, в котором он сказал, что Крым “де-факто” является российским, а после референдума и “де-юре” стал российским, а также пообещал посетить полуостров. 

Однако слова и общие учения — это одно, а вот решится ли Лукашенко реально вмешиваться в российско-украинский военный конфликт — вопрос открытый. 

Фото: Reuters

Авторы: Борис Грачев, Оксана Кузан

This site uses cookies to offer you a better browsing experience. By browsing this website, you agree to our use of cookies.