Покерный стол российско-украинской войны: спасует ли Европа?

Сергей Кузан,
глава Украинского центра безопасности и сотрудничества

Несмотря на ответ на этот вопрос, Украина готовится к тотальному сопротивлению в условиях полного окружения, продолжая защищать всю Восточную Европу.

Курс на дестабилизацию Европы был избран Кремлем далеко не вчера, и угроза со стороны РФ с каждым годом растет. Активизация НАТО на Восточных границах, с одной стороны, является позитивом в демонстрации собственных возможностей. Но с другой – вызов Россией продемонстрировал хрупкость демократической системы стран-членов НАТО на примерах таких стран, как Венгрия. В любом случае даже совокупный ВПК стран Восточной Европы не может сравниться с российским, что сейчас на подъеме.

Еще один факт – все эти страны уступают по военным показателям Украине, и это даже без учета фактора уникального боевого опыта, приобретенного за 7 лет войны. Итак, единственной реальной возможностью сдерживать Россию в Европе есть кооперация НАТО и Украины. Причем непосредственно в Украине как единой стране с успешным опытом длительного противодействия российской агрессии.

Это находит свое подтверждение. Глава украинской военной разведки Кирилл Буданов говорит, что интеграция Украины в НАТО необратима и может состояться очень стремительно.

“На протяжении длительного времени главными аргументами промедления или отказа в интеграции Украины в НАТО было отсутствие модернизации ВСУ, почти незаметные структурные реформы и изменчивая политическая ситуация в нашей стране. Но сейчас все сильно поменялось. Наша армия занимает высокие позиции в международных рейтингах”, – комментирует Буданов.

Глава разведки, оценивая геополитическую повестку дня, говорит, что Украина может оказаться желанным гостем даже с рядом своих нерешенных вопросов, ведь под влиянием перманентной агрессии Российской Федерации против всей Восточной Европы и Украины в частности, в НАТО реалистично оценивают ситуацию и важное значение нашего государства для континентальной европейской системы коллективной безопасности.

Это понимают и в России. Поэтому ее главной тактической задачей является нейтрализовать, выбить всеми доступными способами (включая военный) Украину как самое сильное звено на восточном фланге НАТО.

УГРОЗА РОССИИ ДЛЯ РЕГИОНА

Россия наращивает свой военный потенциал для нового витка агрессии против Украины. Для этого:

– наращивает количественные показатели вооружения на границах с Украиной, включая территорию Беларуси;

– перевооружает существующие подразделения, модернизирует технику;

– испытывает и принимает новые виды вооружений.

Кроме военной составляющей Россия продолжает использовать и другие сферы гибридной агрессии. Но правда в том, что Европа до сих пор может чувствовать себя в относительной безопасности, ведь на пути России к ней стоит Украина, и пока агрессор не развяжет ситуацию здесь, – не сможет двигаться дальше.

В то же время дипломатическая риторика РФ по отношению к Украине становится все более агрессивной, а непризнание агрессии вместе с накоплением сил и средств для атаки дают основания ожидать нового витка войны.

В “погоне вооружений” ВПК России имеет стратегическое преимущество над украинским и несоизмеримость западной помощи заставляет официальный Киев полагаться на собственные силы. При том, что затяжная война более 7 лет истощает украинскую экономику, в 2021 году оборонный бюджет Украины составляет 6% ВВП – это наибольшая нагрузка среди всех европейских стран. Государство работает на войну на самых высоких оборотах и ​​большей нагрузки экономика может просто не выдержать.

УКРАИНА: РЕАКЦИЯ НА УГРОЗУ

Украина не может вкладываться в сектор безопасности и обороны еще больше. Но может превратиться в воюющую нацию. В последние годы украинские власти осуществляют реформу сектора национальной безопасности и обороны – модернизируют громоздкого пост-советского монстра в современный оборонный комплекс, способный быстро интегрироваться в Западную систему коллективной безопасности, при этом не потеряв управляемости и боеспособности во время трансформации в условиях войны.

Для реализации необходимы 3 составляющие:

  1. Соответствующая нормативно-правовая база на законодательном уровне – новые правила сектора безопасности, которые будут понятны для западных партнеров, и в то же время будут рабочими в Украине.
  2. Руководящие кадры – назначение на руководящие должности новой военной элиты, направленной на Запад, с опытом, приобретенным во время Войны, и одновременно без отрицательного багажа советской системы
  3. Внедрение, строительство системы, включая низовой уровень – рядовой состав в зоне проведения ООС.

НОРМАТИВНАЯ БАЗА

Пребывая в условиях почти полного окружения, Украина впервые за историю своей независимости готовится дать бой в каждом регионе – переходит к концепции всеобъемлющей обороны и развития национального сопротивления. Это означает привлечение населения на всей территории Украины к обороне государства, а на оккупированных территориях – к тотальному движению сопротивления агрессору.

С этой целью за короткое время была подготовлена ​​и принята на высшем уровне нормативная база. Дальше несколько примеров.

Реформа военного блока началась со спецслужб: год назад (июль 2020 года) новым Законом “О разведке” впервые на законодательном уровне разграничена компетенция разведывательных структур, украинские спецслужбы приведены в соответствие со стандартами и последующей интеграцией с Западным разведывательным сообществом.

С этой целью за короткое время была подготовлена ​​и принята на высшем уровне нормативная база. Дальше несколько примеров.

Реформа военного блока началась со спецслужб: год назад (июль 2020 года) новым Законом ” О разведке ” впервые на законодательном уровне разграничена компетенция разведывательных структур, украинские спецслужбы приведены в соответствие со стандартами и дальнейшей интеграцией с Западным разведывательным сообществом.

Уже через год (июль 2021 года) Законом “Об основах национального сопротивления” не только начато внедрение системы национального сопротивления, но и выделена территориальная оборона в отдельный род сил, с собственным командующим – на уровне с сухопутными, воздушными, военно-морскими силами или силами специальных операций. Отдельным законом увеличена численность ВСУ на 11 тысяч именно для усиления этого направления. Деятельность движения сопротивления на оккупированных территориях теперь также более урегулирована законом, в частности, вопрос социальной защиты его бойцов.

Этот закон разработан в соответствии с ранее принятой Стратегией военной безопасности (весна 2021 года), которой впервые применен подход к обороне Украины в условиях гибридной военной угрозы.

Уже в сентябре 2021 года Указом Президента введена в действие “Концепция обеспечения национальной системы устойчивости“, которой до 2025 года фактически предусмотрена “переподготовка” всех государственных институций для готовности реагировать на гибридные угрозы во всех сферах жизни. То есть до 2025 года не только военные и силовики, а все государственные структуры вплоть до уровня областных администраций и даже объединенных территориальных общин должны быть готовы противодействовать гибридным угрозам вплоть до тотального сопротивления агрессору.

КАДРОВЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ

Понятно, что лучшие реформы невозможны без соответствующих кадров, способных обеспечивать их воплощение. 

Сейчас украинское войско переживает самый большой излом: впервые за всю историю Украины на руководящие должности приходят боевые командиры, которые присягали уже Независимой Украине, и являются проводниками натовских стандартов в армии. Они представляют собой олицетворение новой военной элиты, сформированной во время войны.

Год назад – 5 августа 2020 года – на должность главы военной разведки был назначен 34-летний Кирилл Буданов – герой российско-украинской войны, полный кавалер ордена “За мужество”, который из-за своей деятельности пережил не одну попытку его ликвидации российскими спецслужбами. На должности начальника Главного управления разведки он искореняет советские пережитки и до сих пор беспрецедентными для нашего государства операциями доказывает, что украинская разведка – уже член западного разведсообщества. 

Приблизительно в то же время – 25 августа 2020 года – нового командующего получили Силы специальных операций Украины – самая молодая и современная составляющая Вооруженных Сил Украины. Это элитный род сил, на которые возложено, кроме проведения специальных операций, организацию сопротивления на всей территории Украины. Новым командующим стал Григорий Галаган – молодой генерал, с началом российской оккупации вышедший из Крыма и прошедший российско-украинскую войну.

Новый командующий Вооруженными силами Украины Валерий Залужный также приносил присягу уже Независимой Украине. Назначенный на должность в июле 2021 года, он уже отметился жесткими действиями по отношению к врагу и последовательной риторикой в поддержку вступления Украины в НАТО.

СИТУАЦИЯ НА ФРОНТЕ

В это же время новым командующим Объединенных сил был назначен военный с опытом командования миротворческим контингентом в Косово, который прошел войну с Россией с ее начала – генерал-лейтенант Александр Павлюк

Уже вскоре Украина стала более жестко останавливать российские провокации на линии фронта, а 26 октября 2021 продемонстрировала российским оккупантам применение ударного дрона “Байрактар” для подавления огневой точки врага, что изменило правила игры на фронте.

В октябре команда Украинского центра безопасности и сотрудничества совершила недельную поездку по прифронтовой зоне, во время которой пообщалась с командующим объединенных сил генералом Павлюком; мы посетили 3 основных направления: Луганское, Донецкое и Мариупольское. Также находились на передовых позициях украинских защитников, где пообщались с командованием и рядовыми бойцами. В некоторых точках (в районе авдеевской промзоны) расстояние до врага было менее 50 метров.

Постоянные провокации, только усиливающиеся этой осенью – общая тенденция тактики россиян. Например, 8 сентября во время массовых празднований на оккупированных территориях, устроившихся по случаю годовщины оккупации, российские войска вплотную подошли к линии разграничения. Оккупанты расположили пушки в густонаселенных районах и произвели обстрел сначала позиций боевиков, а впоследствии – Вооруженных сил Украины именно с целью эскалации боевых действий. С этой же целью только в сентябре было совершено всего 207 атак украинских позиций. С начала перемирия 27 июля 2020 г. врагом было совершено около 2800 обстрелов наших позиций, из них около 650 – из тяжелого, запрещенного договоренностями вооружения. Вместо этого украинские войска ответный огонь открывали лишь 580 раз.

Украинская армия отвечает точечно, командиры на местах сами принимают решение об открытии ответного огня в зависимости, в первую очередь, от степени угрозы жизни людей (как военных, так и гражданских с обеих сторон фронта). Мы убедились, что украинские защитники четко понимают цели огневых провокаций противника: 

  • спровоцировать наши ВС на эскалацию для дальнейших обвинений;
  • заставить использовать боеприпасы;
  • выявить наши позиции.

Война против высокотехнологичного врага заставляет не ждать приказов сверху, а быть креативными: не имея достаточного количества новых средств связи и средств для борьбы с беспилотниками, военные используют проводовую связь которую невозможно заглушить и роторные телефоны. Наши военные научились противодействовать и враждебным средствам радиоэлектронной борьбы. Опыт Украины в условиях новейшей Electronic warfare (EW) – основное, чем наше государство уникально и полезно для союзников. 

Доказательство постоянного российского присутствия наши военные фиксируют ежедневно над своими позициями – это новейшие беспилотные летательные аппараты российской армии “Орлан”, не только собирающие разведывательную информацию, но и корректирующие огонь тяжелой артиллерии противника. Десятки таких беспилотников наши военные сбили над своими позициями. Меньшие дроны сбрасывают на наши позиции осколочные мины (следы таких обстрелов мы наблюдали в Широкино Донецкой области). Всего в течение сентября-октября из вражеских беспилотников 11 раз были сброшены гранаты ВОГ-17, в результате чего ранены 6 украинских бойцов, повреждены 14 автомобилей наших военных и гражданская инфраструктура. 

Все больше используется высокоточное оружие. В частности, враг использует противотанковые управляемые ракеты по всей линии фронта. Прямо перед нашим приездом позиции украинских военных вблизи Счастья (Луганская область) были атакованы двумя ракетами.

Более ощутимую роль начали играть снайперские группы из России на ротационной основе. С начала 2021 года зафиксировано 63 применения снайперских пар, в результате чего погибли 26 наших военных, 12 получили ранения.

Воюющая нация 

Очевидно, что продолжающаяся война с жизнью в окопах истощает в первую очередь морально. Эта позиционная война очень напоминает Первую Мировую, однако уже вдвое ее превзошла по продолжительности, а над головами бойцов постоянно висят дроны. Это война на истощение ресурсов, в первую очередь человеческих. Но на 8-й год можно с уверенностью сказать: расчет врага на усталость Украины от войны, давление на Киев и политические уступки – не оправдались. 

Институционально Украина превращается в воюющую нацию, принимая соответствующие законы, назначая новую военную элиту – боевых командиров на высшие должности. А командиры, с которыми нам удалось пообщаться на фронте – это мотивированные молодые люди, четко понимающие свое предназначение. 

Мир продолжает сидеть за столом покера и повышать ставки. Украина не скажет “пас”. Главное сейчас – чтобы не “пасовал” Запад.

This site uses cookies to offer you a better browsing experience. By browsing this website, you agree to our use of cookies.